Норман Динки Даймонд

Один из первых трех участников оригинального состава Sparks Норман Динки Даймонд, пришедший в группу в 1973-м году – единственный, кто не был уволен (так же как басист Мартин Гордон и гитарист Адриан Фишер). Норман был барабанщиком Sparks на протяжении трех лет. Спарксы всегда будут вспоминать о нем с уважением за тот огромный вклад, который он внес в становление и развитие группы. Он известен своими замечательными работами в таких сильнейших альбомах братьев Маэлов, как Kimono My House, Propaganda и Indiscreet – непревзойденные вещи из прошлого «Искр».

Норман Динки Даймонд

Норман Даймонд родился 15-го декабря 1952-го года в Олдешоте (Англия). Забавное прозвище «Динки» приклеилось к нему с детства из-за слишком хрупкого телосложения. В 60-е Норман, будучи еще студентом, играл в рок-группе Sound of Time. Отучившись, он какое-то время работал на складе электрооборудования. Все это время Норман продолжал заниматься музыкой. Однажды на молодого человека обратил внимание менеджер братьев Маэлов Джон Хьюлетт, когда тот играл в пабе вещи Спаркс вместе с The Sky Blue (квинтет из Олдешота).

В годы своего сотрудничества с группой Sparks Норман Динки Даймонд жил в графстве Хэмпшир. Он был самым обычным добродушным парнем, увлекающимся верховой ездой и игрой в гольф. Как Норман, так и бас-гитарист Мартин Гордон приберегали свой энтузиазм для баса и барабана для bits of Yes. Вдохновляемые своими героями, они пытались вставлять свои цитаты и фразы в мелодии Рона Маэла.

По результатам голосования Premier Drums, проведенному в 1975-м году, Норман Динки Даймонд был признан ударником года. Кроме того барабанщик Sparks слыл превосходным танцором и в этом же году ходили слухи о выпущенной им книге – эдакий своеобразный инструктаж по танцу под названием «Dinky Diamond's Dance Diagrams», но эта информация не была достоверной.

В 1975-м году после окончания гастролей по Америке Маэлы приняли решение расформировать группу. Норман Динки Даймонд, гитарист Тревор Уайт и басист Ян Хэмптон остались в Британии, в то время как Рон с Расселом вернулись в Лос-Анджелес, чтобы создать новую группу и записать Big Beat. Музыканты расстались друзьями без взаимных обид и претензий.

В 1975-м Тревор Уайт, Ян Хэмптон и Динки Даймонд уединились в лондонской студии Island Records на площади Святого Петра, где вместе с гитаристом Адрианом Фишером всю неделю работали над новым проектом. Первые четыре песни были записаны уже к концу недели. Вокальные партии «I See the Light» исполнялись Динки, Яном и Тревором, «Adrian's Boogie» – результат работы Адриана, а «If it's Love That You Want» и «Shot From A Gun» – песни Тревора. Запись была представлена на Island Records, но музыканты решили не продолжать проект.

Пять лет спустя Норман организовал новую команду – The Four Squares, в которую вошли следующие участники: гитарист Чак «Боб Дэвис» Вагон (бывший участник The Dickies), гитарист Адриан Фишер, басист Тревор Уайт и вокалист Джон Хьюлетт и сам барабанщик. В то время менеджер Джон Хьюлетт больше не занимался чужими проектами благодаря команде своих любимых музыкантов и друзей.

Некоторые песни были записаны в ныне не существующей Bearsville Studios (Woodstock, Turtle Creek, N.Y). Чак Вагон умер до окончания записи «live» и до ее концертного исполнения группой.

Норман Динки Даймонд

Все треки создавались Джоном Хьюлеттом и Бобом Дэвисом и являлись приблизительным миксом альбомов «The Debt», «I Want Her I Need Her», «That Girl», выпущенных в 2007-м году и переизданных с кассеты певцом и другом Хьюлетта Яном Кимметом. Когда проект Four Squares провалился, Даймонд навсегда оставил музыкальную карьеру. Он поддерживал дружеские отношения со своим лучшим другом гитаристом Тревором Уайтом и изредка переписывался с басистом Мартином Гордоном и Адрианом Фишером. Мартин регулярно получал на свой автоответчик длинные сообщения от Нормана и однажды они встретились на BBC. В 90-е барабанщик сообщил Мартину о своем намерении подать в суд на менеджера группы Sparks Джона Хьюлетта. В 1998-м году Норман со своей подругой Джейн и двумя кошками переехали в комфортабельный дом с большой террасой в Сандхерсте (Беркшир). Однако вскоре музыкант почувствовал свою беспомощность перед излишне шумным соседом, который периодически действовал всем на нервы. Барабанщик предпринимал попытки жаловаться местным властям на этого неугомонного жильца, который нигде не работает и целыми днями только и делает, что слушает грохочущую музыку. Норман перестал спокойно спать по ночам, но был не в силах что-либо изменить. Другие жильцы так же жаловались на постоянный шум, доносящийся из соседней квартиры, но никто ничего не мог поделать. Норман Даймонд всегда был слишком горд и независим и не привык обращаться за помощью. По натуре он был мягким, не склонным к агрессии человеком. Чета Даймонд стала обдумывать возможность переезда, но когда 10-го сентября в десять вечера шум стал просто невыносим, Норман в отчаянии позвонил своему другу Треволу Уайту и заявил, что покончит с собой, потому что больше не может выдерживать такое издевательство.

10-го сентября 2004-го года Джейн вернулась домой и обнаружила Нормана мертвым – музыкант повесился. Джейн и подумать не могла о том, что ее друг задумал самоубийство, хотя в последнее время у Нормана было немало поводов для депрессии, среди которых – потеря любимого дела и ненавистная работа на садоводческую компанию. Но, несмотря на все трудности, барабанщик всегда оставался нежным и любящим по отношению к своей половине. В мире и согласии они прожили вместе 21 год, и все это время неустанно заботились друг о друге.

За время работы в Sparks Норман Динки Даймонд зарекомендовал себя одним из лучших барабанщиков современной рок-музыки. Его убитые горем близкие – любящая подруга Джейн, сестры Морин, Дафна и Маргарет, брат Дэвид, а так же их семьи, друзья и все фанаты Спаркс.

Рон и Рассел Маэлы: «Мы очень скорбим по нашему другу. Известие о его смерти стало для нас ударом. Мы всегда будем вспоминать о нем с теплом, мы благодарны ему за его бесценный вклад в Sparks 70-х, за годы его продуктивной деятельности в группе и за его музыкальный талант. Он навсегда останется в наших сердцах и в сердцах наших друзей».

Брайан Робинсон о Динки Даймонд

Меня зовут Брайан Робинсон. До того, как Норман Даймонд вступил в ряды Sparks, он играл в моей группе Shalimar. Кроме того мы вместе играли в Sound of Time, а после того, как эта группа распалась, мы присоединились к команде Grapevine, с которой я уже работал ранее. Динки позвонил мне в тот день, когда в Клифтонвилле должен был состояться их концерт. Это было впервые в жизни, когда он довел меня до ярости! Я его простил, когда понял, что у него запланирована запись со Sparks. Очевидно, что все группы, в которых мы с ним играли, были всего лишь ступенями в его карьере, подготовительными этапами на пути к осознанию себя, как артиста. Норман достаточно амбициозен для того, чтобы играть с более профессиональными и известными музыкантами. Он сотрудничал с командой Sky (не путать с Blue Sky) с Бобом Биггом.

Динки жил на 10 Stone Street Aldershot. Когда умер его отец, я был государственным служащим и занимался щекотливыми и неприятными вопросами, а именно – помогал его матери добиться права на выплату посмертного пособия, а так же на получение пенсии. Я не думаю, что Даймонд что либо знал об этом.

У нас с Динки было много хороших моментов. Самые наши лучшие концерты были, когда мы колесили в нашем шестиколесном фургоне (с авиационными креслами, разумеется!), чтобы провести пару недель в Корнуолле. На протяжении нашего пути мы несколько раз порывались выпрыгнуть из фургона, чтобы погонять мяч. Однажды, когда Динки взял свою рубашку, он упал назад и покатился по спине. Спустя несколько секунд я был поражен, увидев появившейся узор травинок на его спине. У него же была аллергия на траву! Мне бы так хотелось запечатлеть этот момент, настолько это необычно и странно…

На тот момент группа состояла из следующих участников: Динки Даймонд, Алан Смит, Саймон Коэн и, собственно, я – Брайан Робинсон. У нас был самый удивительный фанат, которым мы могли управлять во сне!

На пике своей популярности в группе Sparks, Динки позвонил мне, и мы встретились в пабе Hants. Он казался уставшим и немного опущенным. Он отметил, что его подруга Сью, которая одно время работала в Island Records, сказала ему, что звукозаписывающая компания обманула Спарксов на несколько тысяч фунтов. Так же он напомнил мне о паре концертов, которые мы проводили вместе с Shalimar на севере Англии, а также те, в которых он участвовал вместе со Sparks.

Я был потрясен, узнав о его смерти. Его тело было отдано в Крематорий Олдершота. Я больше не поддерживаю отношения ни с одним из моих прежних друзей и музыкальных коллег, поскольку четыре года назад переехал на север Англии. У меня нет ни одной фотографии того времени, так как все они остались у моей бывшей подруги.

В настоящее время я играю на гитаре и по-прежнему каждый четверг выступаю в местном блюзовом клубе. Было бы здорово, если бы кто-нибудь из моих старых приятелей прочитал мои слова и вышел бы со мной на связь.

На правах рекламы:

• На хороших условиях купить usb флешку всем и каждому.