Мы всегда были сами себе хозяева

Сегодня и завтра в клубе «Б2» должны состояться концерты группы Sparks, основанной братьями Роном и Расселом Маэлами в начале 70-х. Рассел (вокалист) рассказал нашему сайту о предстоящих концертах и некоторых творческих принципах группы.

Первое отделение вашей программы будет состоять из ваших самых известных хитов, а во втором вы собираетесь исполнить песни из вашего последнего альбома. Приняв такое решение, чем вы руководствовались?

Во-первых, мы хотели от начала до конца исполнить Hello Young Lovers. Это наша экспериментальная работа, и мы хотели ее представить. Музыку дополняет видео, в котором задействован Рон. Мы хотели придать нашим песням больше глубины, дополнить их визуальными эффектами. Действие на экране в какой-то мере перекликается с тем, о чем поется в песнях. Сделав такое видео-сопровождение, мы рассчитывали, что так наша музыка будет полней и легче восприниматься. Мы хотели показать всем то, чем мы сейчас занимаемся, ведь многие знают нас прежних, но не знают нынешних. Не знают, какие теперь Sparks. Этот альбом – прекрасная возможность показать это. Что же касается наших золотых хитов, которые будут звучать в первом концерте, мы очень долго их подбирали. В этот список вошли наши лучшие произведения из девятнадцати альбомов. Эти песни – наша история, становление группы Спаркс, ее взлеты и падения, победы и поражения. Эта часть программы послужит нашим фанатам экскурсией в наше прошлое.

Вы не занимались изучением спроса в России? Я хочу сказать, имеете ли вы представление о музыкальных вкусах россиян?

По правде сказать, до этого не дошло (смеется). А может быть, вы нам подскажете?

Если не ошибаюсь, «Kimono My House», «Propaganda» и «Indiscreet» в России слушают чаще всего.

Рад это слышать. Мы как раз собираемся исполнить львиную долю песен именно из этих альбомов, так что, думаю, мы можем заранее рассчитывать на успех.

Назрел еще один вопрос относительно ваших взлетов и падений, как вы говорите. Разделяете ли вы ваш творческий путь на более или менее продуктивные периоды? Возможно, у вас были времена простоя или наоборот, активной деятельности?

Самым удачным периодом в нашей карьере мы считаем то время, когда в Англии был выпущен наш первый альбом Kimono My House. Славное было время. Еще когда мы с американским продюсером Джорджио Мородером в 1979-м записали альбом «No. 1 in Heaven» – очень продуктивное было сотрудничество. До этого в своей работе мы использовали традиционный подход, но потом пришли к выводу, что настало время перемен. Нам было интересно попробовать и другие стили, и мы стали работать в этом направлении. За основу мы взяли холодный электронный звук, внедрили мою манеру пения, плюс стихи Рона – и вот перед нами было абсолютно новое для нас направление. Мы познакомились с Мородером и занялись нашим экспериментальным проектом. В настоящее время мы находимся на похожем распутье – перед нами маячит новый необычный проект. Мы решили полностью изменить структуру наших песен, отказаться от условностей, придумать свои правила. Особенность современной музыки и ее главный недостаток – предсказуемость и обыденность. Мы хотим отказаться от этого и создать нечто иное. Возможно для того, чтобы развить новое направление, потребуются годы упорного труда, но мы готовы к этому. В работе с нашим новым альбомом мы применили другую инструментовку, изменили структуру мелодий, при этом оставаясь в пределах поп-музыки, поскольку это наше направление, и мы его любим. Если говорить об успешности того или иного проекта, то что такое успех? Прежде всего, это удовлетворение коммерческого интереса – созданная вами вещь оказалась востребованной и продаваемой, то есть, ваши усилия окупились. Второе – это творческое удовлетворение. Если оба этих критерия совпадают, тогда можно говорить об успешности проекта. Вот взять, к примеру, наш альбом Lil’ Beethoven. Критики положительно отзывались о нашей работе, да и нам самим результат очень понравился. Но что касается продаж – они были не такими, как мы рассчитывали, так что это проект нельзя считать очень удачным.

Было ли что-нибудь за все эти годы, о чем вы жалеете?

Не думаю. В принципе, мы всем довольны. Хотя, должен признаться, в нашей коллекции есть альбомы, которыми мы не слишком довольны. Среди них Terminal Jive 1980-го года. Однако, песня из него «When I’m With You» оказалась лидером продаж.

Когда вы решали что-то изменить, как-то трансформировать ваш стиль или поменять подход к созданию песен, как вы это озвучивали? Вообще как все происходило?

Мы всегда действовали самостоятельно и не боялись критики или неодобрения. Кое-кому это не нравилось, но в итоге им пришлось смириться. Когда мы стали сотрудничать с Мородером, многие не поняли нашего стремления уйти от классического рока в сторону танцевальных ритмов. Некоторым это кажется несовместимым, но мы думали иначе. Нас всегда тянуло на эксперименты, нам было скучно работать по готовым стандартам. Мы взяли на себя смелость преобразовать традиционную рок-музыку, сделать ее необычной и увлекательной. И мы не ошиблись – в итоге этот проект стал образцом для подражания таким известным группам, как Pet Shop Boys, Erasure и Soft Cell. Мы никогда не боялись осуждения или непонимания. Мы сами себе хозяева и поступаем соответственно. Знаете, мы очень гордимся нашими работами – Lil’ Beethoven и особенно Hello Young Lovers. Когда мы создавали эти вещи, никто не стоял над душой и не зудел в ухо своими рекомендациями о том, что и как следует делать. Никто не вправе докучать нам советами, ведь некто не знает Sparks лучше, чем мы с Роном (улыбается).

Расскажите, как вы друг с другом взаимодействуете? Вы между собой советуетесь, идете на уступки? Вообще, каково это работать с братом?

Мы не конфликтуем друг с другом, если вы об этом. Да мы вообще личности неконфликтные (смеется). Хотя иногда спорим, каждый доказывает свое, но это мелочи. В главном же наши взгляды полностью совпадают. Сейчас Рон занят написанием песен, а я немного ленюсь. Рон всегда был более трудолюбив, чем я. Мой брат профессионально растет, со временем его вещи становятся еще более качественными. Я его считаю одним из самых недооцененных авторов текстов в современной поп-музыке. Но вы знаете, если в песнях встречается юмор, люди не склонны принимать их всерьез. А между тем наши вещи имеют и серьезный эмоциональный подтекст.

Почему вы решили петь фальцетом?

Во всем виноват Рон, вернее, его манера сочинять песни. Многое он создает сидя за роялем, и его вещи нелегко петь. Еще давно, когда он мне показывал свои наработки, я подумал, что это чертовски сложный материал. Петь надо в таком диапазоне, что это может послужить неплохой тренировкой для голоса. В общем, из-за особенности его песен и родился мой стиль.

С 1980-й по 1990-е у вас был период простоя. Чем вы в это время занимались, если не секрет?

На протяжении семи лет мы с Роном работали над музыкой к фильму «Май – девушка-телепатка», снятом по мотивам японских комиксов. Этот фильм должен был стать настоящим современным мюзиклом. Сначала этот проект планировалось отдать режиссеру Тиму Бертону, но в последний момент все переменилось. Мы не теряем надежды на то, что когда-нибудь этот фильм выйдет на экраны именно таким, каким мы хотим его видеть. Нам бы очень этого хотелось.

Поддерживаете ли вы отношения с музыкантами, которые когда-то играли вместе с вами?

Нет. Мы довольны сегодняшней группой Sparks. Нас устраивает наша барабанщица Тэмми Гловер, которая играет с нами уже почти десять лет. Гитарист Дин Мента раньше играл с Faith No More. Басист Стив Макдоналд играет с группой из Лос-Анджелеса Redd Kross. Второй гитарист Джош Клингхоффер весь прошлый год выступал в турне с Пи Джей Харви, а за год до того играл с Беком.

Кстати, кому из вас пришла в голову мысль предложить Faith No More принять участие в записи альбома «Plagiarism»?

Как-то в одном из интервью мы обмолвились о том, что собираемся выпустить коллекцию ремиксов наших песен и находимся в поисках того, кто нам в этом поможет. Неожиданно выяснилось, что Faith No More уже давно являются нашими фанатами, хотя их творчество проходит в совершенно иной плоскости, чем наше. Тем не менее, эти ребята находятся в числе наших самых горячих поклонников.

Вы редко привлекали к сотрудничеству других музыкантов?

Да. Но сейчас многие музыканты признаются, что наша музыка оказала на их творчество большое влияние. Недавно в Англии появилась версия нашей «This Town Ain’t Big Enough for Both of Us», которую сделал Джастин Хокинс из The Darkness. Он ее делал без нашего участия, но мы снялись в клипе. Нас многие воспринимают, как некий образец, заимствуют некоторые детали нашего поведения на сцене, копируют наш стиль. Признаться, нам это льстит. Как-то был разговор с Franz Ferdinand о том, что возможно в будущем мы с ними поработаем.

Столько разговоров относительно того, какое влияние вы оказываете на многие музыкальные коллективы. А на вас кто-нибудь оказывал влияние?

Конечно, не без этого. В свое время мы восхищались такими группами, как The Who, Move, ранними The Kinks. Мы обращали внимание на их музыку и тексты, нам импонировал их стиль. Слушая их, мы учились быть музыкантами. В свое время нам это очень помогало.

Почему между вашими американскими и британскими фанатами такая существенная разница, как вы думаете?

Когда мы в 1970-х приехали в Англию, британцы тут же отреагировали на нас, и реакция эта была положительной. Большую роль сыграло радио, по которому транслировалась любая музыка, без каких-либо ограничений. Сейчас таких различий уже нет, британцы стали более консервативными. Что же касается Соединенных Штатов, то там каждая радиостанция транслирует музыку какого-то определенного стиля, например, рэп или какой-нибудь там инди-рок. Sparks же не подходят ни под одну из предложенных категорий, наш стиль нельзя никак классифицировать, он единственный в своем роде.

Группа Sparks, образованная в 1970-м году братьями Роном и Расселом Маэлами, вначале носила название Halfnelson. От их песен веет доброй иронией, а их манера исполнения уникальна. Настоящий вкус славы музыканты смогли ощутить в 1974-м году, когда в Великобритании вышли их ставшие знаменитыми альбомы Kimono My House, Propaganda и Indiscreet, которые представляют собой удивительную палитру самых разнообразных стилей и направлений. В 1979-м году Спаркс вернулись в Америку, где с головой погрузились в диско, который в их интерпретации получался столь же необычным, как и все остальное. Затем последовал перерыв в их творческой деятельности, после которого в 1990-х Маэлы вновь экспериментируют со звуком. В 1998-м вышел их новый альбом Plagiarism, состоявший из их перепетых хитов прошлых лет. Особенно стоит отметить их альбом Lil’ Beethoven (2002) и вышедший вслед за ним Hello Young Lovers, который оказался их последним двадцатым по счету проектом.

На правах рекламы:

Массовая рассылка смс http://rocketsms.by/.

• У нас недорого ежедневники оптом по выгодным ценам.