SPARKS «KIMONO MY HOUSE» – THE REHEARSALS / PART TWO

Музыка получила более жесткое звучание, когда музыканты ближе узнали друг друга и стали говорить на одном языке. Благодаря стараниям Адриана Фишера долгие окончания с гитарными соло на некоторое время стали нормой. Фишер обычно производил гитарные соло, но они быстро исчезли во время записей.

Все было организованно довольно демократично, и Мартин Гордон с энтузиазмом отдавался работе. По его словам бас-гитарист испытывал колоссальное удовольствие от работы над потрясающим материалом Рона Маэла. Однако в какой-то момент между ним и группой возникли разногласия, и музыкант был вынужден уйти из коллектива. Остальным членам команды нелегко дался его уход…

Кроме всего прочего Маэлов раздражала странная привычка Адриана Фишера запихивать между струнами гитары горящую сигарету, которая торчала и дымила в верхней части гитарного грифа. Фишер, оправдывая эту свою причуду, говорил: «это делал Эрик Клэптон. Чем я хуже?» А между тем новые песни принимали форму мини-оперетт. «Thank God It's Not Christmas» и «Hasta Manana» было забавно играть. Другие, в частности, «Lost and Found» и «Equator» исполнялись довольно тяжело. В «Here In Heaven» в изобилии присутствовали гитарные соло, которые давали музыкантам возможность притвориться рок-группой и в ноябре 1973-го продюсер Мафф Уинвуд взял парня в Ramport Studios из Баттерси.

После записи «Kimono My House» живые репетиции предстоящего тура состоялись в большом и мрачном кинотеатре в Фулхэме. Это разваливающееся здание было известно, как Мантикора и принадлежало супер группе Emerson Lake and Palmer. Это было темное и мрачное место, сидения были убраны, но это не делало его похожим на бальную залу. Во время записи «Kimono My House» были использованы дополнительные треки, в основном, для различных клавиатур и Sparks нуждались в услугах дополнительного клавишника чтобы быть в состоянии воспроизвести вещи с концертных записей. Таким образом, на 16-е февраля 1974-го года было назначено прослушивание для дополнительного музыканта. На пробах Питер Оксендейл представил документ, подтверждающий его научную квалификацию (LRCAM, RAM, POTN). Так Питер стал одним из Sparks. Когда он влился в состав команды, он взял с собой свою подругу. Hammond орган Питера был помещен сбоку от сцены, удачно скрывая его от посторонних глаз. Из-за того, что его подруга не могла его видеть, клавишник в паузах между песнями торопливо пробирался к Расселу Маэлу под предлогом уточнить, какая вещь будет следующей. Конечно же, все музыканты имели в своем распоряжении шпаргалки с выписанными по порядку названиями песен.

В ходе этих концертных репетиций Маэлы, казалось, только искали подходящий предлог для того, чтобы избавиться от Мартина Гордона. В других дискуссиях решались вопросы относительно баса. Споры велись вокруг старенького Rickenbacker/Precision – они хотели, чтобы Мартин Гордон использовал Fender Precision bass для концертных выступлений группы. Бас-гитарист очень трепетно относился к своему Rickenbacker 4001, с его помощью он добивался оригинального и самобытного звучания. Поэтому музыкант был очень расстроен и не хотел отказываться от своего любимого инструмента. Тем не менее, эта была война, которую Мартин Гордон и не надеялся выиграть. Спустя несколько недель он был уволен. В марте «This Town Ain’t Big Enough For Both Of Us» впервые вышел в эфир на Capital Radio и к этой песне был выпущен видеоклип.

На правах рекламы:

• Только у нас свадебные фотографы москва недорого, со скидками.