HALFNELSON/SPARKS LIVE PERFORMANCES – 1971-1972

Музыка Halfnelson была разработана звукозаписывающей компанией, чьи сложные схемы было почти невозможно исполнять на концертах. Sparks рассматривали эти вещи, как материал для записи в студии, а не в качестве «живых» выступлений. После выхода их первого альбома в Bearsville Records Halfnelson/Sparks отыграли несколько живых выступлений. Одним из первых концертов Halfnelson был Gregar's Delicatessen в Голливуде, где группа должна была выступать для публики, которая предпочитает питаться одной лишь музыкой. Далее следовали другие выдающиеся места, как например танец Мормонов в Солт-Лейк-Сити и у резиденции в «Whiskey A Go-Go» на Сансет Стрип в Лос-Анджелесе.

Их часто принимают за британцев. Из-за своих странных мелодий Sparks были изгнаны из своей первоначальной жизни в Whiskey A Go-Go, но позже они делились счетами с такими группами, как Little Feat или Edgar Winter Band. На данный момент роскошные волосы Рассела Маэла отросли до неприличной длины, что делает его похожим на что-то среднее между сумасшедшим Бо Браммеллом и Ветти Бупом. Отросшие кудри вокалиста, равно как и его гофрированные рубашки – еще один способ запутать аудиторию.

Как стало известно, Рон Маэл занял к группе твердую позицию клавишника. Черного костюма и коротких усиков, видимо, было недостаточно. Рон Маэл считал нужным подводить глаза подводкой, тем самым еще больше подчеркивая их выразительность. Улыбка никогда не касалась его губ, когда он выходил в своем зловещем образе на сцену. Всегда угрюмый и мрачный взгляд, устремленный в зрительский зал, пугал и одновременно притягивал зрителя. Все магическое действо Рона Маэла заключалось в его статических позах и непроницаемом выражении лица. Казалось, он избегал любого контакта с публикой, однако его чудачества воспринимались с радостными улыбками и восторженными физиономиями благодарных фанатов.

Рассел Маэл: «в свое время на Рона оказали сильное влияние Kinks, Move и ранние Who. Он восхищался яркими восходящими рок-звездами, такими как Пит Тауншенд, но он не мог подражать им на клавиатуре, поэтому оставался стоически спокойным и, в конце концов, стал товарным знаком группы».

Это был период, когда Рона Маэла часто сравнивали с Адольфом Гитлером и Чарли Чаплином, даже когда он подстригал и приводил в порядок свои черные волосы, чтобы прекратить эту бесконечную полемику о его сходстве с Гитлером.

Эрл Мэнки облачался в шикарный костюм и пытался стать всеми любимым английским женоподобным гитаристом. Забавно, но костюмы Мэнки всегда были по размеру слишком малы.

В своих ранних выступлениях группа имела так же очень странную сценическую манеру: Sparks получили миниатюрный океанический лайнер, сделанный из папье-маше, и Рассела Маэла прорвало на ношение темного костюма матроса до начала шоу. От имени реквизита один из фанатов вокалиста толкнул его через сцену в лодке на колесах во время исполнения песни «Slowboat». Затем публика устроила певцу настоящий фейерверк из конфетти. Идея бумажного лайнера была навеяна фильмом «Death In Venice» Лукино Висконти (по мотивам новеллы Томаса Манна).

Позже Рон Маэл будет использовать трюк с конфетти для представления «Do Re Mi» Sparks из «The Sound Of Silence», где клавишник бросил разноцветную массу в ближайший вентилятор в надежде добиться эффекта снежинок. Что ж, это не сработало.

Зрители действительно не знали, что делать с группой в эти дни. Гораздо больше впечатления на публику произвело катастрофическое выступление Рассела Маэла с кувалдой: во время концерта в Хьюстоне, штат Техас, певец шел по сцене с внушительных размеров кувалдой. Рассел подбросил молот вверх и почти в ту же секунду получил сокрушительный удар по голове, не успев вовремя подхватить инструмент. Из раны фонтаном брызнула кровь. Зрители подумали, что эта травма была ненастоящей и что вся эта кровавая сцена не более чем хорошо разыгранный спектакль с целью пощекотать нервы собравшимся. Однако музыкант был срочно доставлен в ближайшую больницу. Когда Sparks появились на «American Bandstand», Рассел Маэл все еще был неразлучен со своей огромной деревянной кувалдой.

Sparks всегда ощущали свою отчужденность от американской публики. Лос-анджелесская группа никогда не была частью Лос-анджелесской сцены. Эта сцена не знала, что делать с длинноволосой рок-музыкантами со склонностью к абсурду и явной чувствительности к арт-року.

К моменту своего нью-йоркского дебюта в Max's Kansas City в октябре 72-го, Спарксы выглядели совсем иначе: костюмы Пьера Кардана с барабанщиком Харли Файнштейном, умирающем от жары в галстуке, и Рассел Маэл, пытающийся заправить свою белую рубашку в штаны. Эрл Мэнки смотрелся еще забавнее в своем официальном костюме. Безумные движения Рассела ассоциировались с неким богатым школьником, затерянным в мультфильме про Микки Мауса.

Звук музыкальных инструментов был металлическим и стремительным, а транзисторный приемник был размером с футбольное поле. Большинство сетов состояло из песен альбома «A Woofer In Tweeter's Clothing», который не будет выпущен компанией Bearsville Records до февраля 1973-го, несмотря на то, что был закончен за три месяца до Max's. Зрители в Нью-Йорке оказались восприимчивыми, но при этом чужими. Аудитория состояла из кучки преданных фанатов (основное ядро) и нескольких критиков, которые считали, что обнаружили личную маленькую субкультуру группы. Первая строка Max's однажды ночью была создана мускулистым человеком в обтягивающих джинсах и фланелевой рубашке. Скорее это был непростой опыт для неискушенных Sparks, которые оказались лицом к лицу со всяким сбродом, считавшем группу частью «decadent new wave» и размышления «Whippings & Apologies» – радостной одой садомазохизму! Вскоре после их нью-йоркского дебюта в Max's Kansas City club Рон и Рассел Маэлы, Эрл Мэнки, Джеймс Мэнки и Харли Файнштейн предприняли первую попытку заявить о себе в Европе.

На правах рекламы:

тонировка в йошкар Оле цена